Ильин о профилактике ЧС: Многие почему-то воспринимают рекомендации МЧС как угрозу: Город Нур-Султан, 27 Декабря 2022 года - новости на сайте gurk.kz

Ильин о профилактике ЧС: Многие почему-то воспринимают рекомендации МЧС как угрозу

Очередным гостем проекта NUR.KZ "Завтрак с министром" стал министр по чрезвычайным ситуациям РК Юрий Ильин. Глава ведомства рассказал о борьбе с весенними паводками и пожарами в жилых домах, техническом оснащении МЧС, обязательном страховании для предпринимателей, а также о добре и зле.

– Насколько мне известно, вы приехали в Казахстан в достаточно молодом возрасте. Расскажите, как давно вы здесь оказались и как это произошло?

– Мое первое знакомство с Казахстаном и в частности с Алма-Атой (сейчас Алматы - прим.ред.) произошло в далеком 1985 году, тогда мне было 17 лет. Я поступил в Алматинское общевойсковое командное училище имени маршала Конева, в котором до 1989 года проходил обучение. Затем по распределению для прохождения службы попал в Московский военный округ, после был переведен на Украину, в город Сумы.

В 1996 году я вернулся в Казахстан и уже здесь проходил службу на различных должностях. Большую часть времени я провел в Алматы, а в 2011 году вышел на пенсию. Далее, работал в акимате начальником Управления мобилизационной подготовки, был заместителем акима города Алматы. В октябре 2015 года переехал в Астану, где занял должность госинспектора администрации президента. Через полгода я был назначен заместителем министра внутренних дел и курировал вопросы, касающиеся предупреждения и ликвидации ЧС.

– Вы – военный человек, который занимает высокую государственную должность: в чем, на ваш взгляд, отличие от простого гражданского чиновника?

– Люди, которые приняли присягу и надели погоны, несут огромную ответственность перед государством. Ответственность министра по ЧС заключается в том, чтобы мой личный состав безукоризненно выполнял приказы. Прежде чем отправить сотрудника для выполнения приказа, я должен принять все меры для обеспечения его безопасности. Сюда входит и то, как мы его обучили, и то, насколько он хорошо оснащен и обеспечен техническими вооружением для спасения жизней других людей.

Вся система должна работать на то, чтобы каждому человеку, где бы он ни жил, помощь пришла вовремя. За моими плечами многочисленный личный состав – я это понимаю и ежедневно приступаю к работе со всей ответственностью и желанием сделать наши службы еще более оснащенными и оперативными. Также и наших сотрудников отличает высочайшая ответственность и верность выбранному делу.

– Тема, которая была актуальной буквально пару недель назад, – отключение отопления в Экибастузе. Вообще, ликвидация коммунальных аварий не входит в компетенцию вашего ведомства. Тем не менее сотрудники МЧС все же участвовали в устранении этой аварии. Чем они занимались в Экибастузе?

– Любая экстренная ситуация, влияющая на систему жизнеобеспечения населенного пункта или отдельного человека, может, в зависимости от масштаба, получить или не получить статус ЧС. Та ситуация, которая произошла в Экибастузе, относилась к чрезвычайным ситуациям. Поэтому наши силы и средства были направлены на устранение ЧС.

Отмечу, что в Экибастузе проводились в том числе и спасательные работы. Когда произошло отключение теплоснабжения и температура начала стремительно падать, МЧС совместно с акиматом приняло решение об эвакуации части медперсонала и постояльцев интерната: их перевезли в Павлодар. Кроме того, были развернуты пункты, где люди могли обогреться, получить питание и психологическую помощь, а также написать заявление об утере имущества в связи с аварией.

Непосредственно физическую помощь МЧС оказывало в откачке воды, чтобы коммунальные службы могли беспрепятственно проводить замену труб. Помимо этого, наши сотрудники решали вопросы обогрева подвальных помещений теплопушками. Позже в Экибастуз были стянуты дополнительные силы для организации полевой кухни. Я уже говорил и еще раз повторю, что благодарен своим сотрудникам за достойно выполненную работу.

Как вы знаете, действия служб ЧС подверглись критике со стороны главы государства. Подчеркну, что в этом заявлении не говорилось конкретно о Министерстве по чрезвычайным ситуациям. Тем не менее мы принимаем эту критику и на себя, так как министерство выступает координирующим органом. Значит, мы недостаточно выработали алгоритм реагирования, недостаточно требовали оперативно принимать решения.

Также мы сделали выводы, что не всегда можно верить на слово той информации, которая поступает в оперативный штаб. После этого мы изменили алгоритмы реагирования, кроме того, сейчас рассматриваем вопросы изменения по номенклатуре товарно-материальных ценностей, которые хранятся на складах государственного резерва. Это необходимо для того, чтобы в случае подобных чрезвычайных ситуаций запасов оборудования было достаточно, мы могли бы оперативно им распоряжаться и перебрасывать в любую точку страны.

– Главная чрезвычайная ситуация 2022 года – это, безусловно, январские события. Что вы можете рассказать о работе ваших подразделений в эти дни?

– Во время беспорядков были нападения не только на сотрудников правоохранительных органов, но и на сотрудников МЧС. Понятно, что в таких случаях срабатывает инстинкт толпы и всегда есть те, кто провоцирует и заводит собравшихся. Тем не менее мне совершенно непонятно, когда люди поддаются на эти провокации и начинают наносить урон даже тем, кто призван помогать, в частности, нашим подразделениям.

Мы занимались исключительно свойственной нам работой: туда, где происходили возгорания, ребята выезжали для тушения пожаров. Наши сотрудники в те дни тоже работали с риском для жизни. Некоторые из них получили телесные повреждения, а один даже огнестрельное ранение.

Хочу сказать, что никто из сотрудников Министерства по ЧС не сплоховал, никто не бросил свои подразделения и никто не оставил технику, которая находилась в боксах и могла использоваться участниками беспорядков. Единственный случай захвата техники произошел в Алматы, когда наши бойцы занимались ликвидацией пожара, а митингующие попросту избили личный состав и завладели техникой. Юрий Ильин.

– Вопрос, который имеет сезонную актуальность. Почему в Казахстане едва ли не каждый летний сезон лесные пожары приобретают форму настоящей природной катастрофы?

– Начнем с того, что природные катастрофы в летний период характерны не только для Казахстана: есть примеры пожаров, которые ежегодно случаются в Греции, Турции, США, Австралии. К сожалению, мы с вами живем в такое время, когда идут глобальные климатические изменения, то есть происходит постепенное повышение температурного фона.

Срабатывает в том числе и человеческий фактор. Люди выезжают на природу, оставляют после себя продукты жизнедеятельности, например, стеклянную или пластиковую тару. Попадание на нее солнечных лучей иногда может спровоцировать неконтролируемый очаг возгорания. Прибавим сюда ветровую нагрузку, а также позднее обнаружение и получим чрезвычайную ситуацию.

В этом году нашему ведомству приходилось усиленно работать в связи с пожарами в Костанайской, Абайской, Восточно-Казахстанской, Жетысуской областях. МЧС привлекало к работе имеющееся у нас подразделение "Казавиаспас". Буквально недавно было проведено заседание межведомственной комиссии, на котором говорилось о том, что необходимо заблаговременно менять подходы к ликвидации пожаров. Это касается увеличения количества техники и ее модернизация в тех подразделениях, которые в первую очередь должны реагировать на возгорание. То есть речь идет о комитетах лесного хозяйства и лесхозах, создаваемых при акиматах: у них очень устаревшая техника. Соответствующие нормы не соблюдаются ввиду недостаточного финансирования. Эта проблема была ранее поднята и на уровне главы государства, и на уровне правительства. Думаю, поэтапно она должна решиться.

Каждый год МЧС заблаговременно до начала пожароопасного периода проверяет готовность лесхозов. Мы неоднократно ставили в известность местные исполнительные органы и Министерство экологии, что финансирование лесных хозяйств на данный момент недостаточное. Кроме того, МЧС проводит рейдовые мероприятия, иногда приходится штрафовать сельхозпредприятия и акимов сельских округов, которые не принимают достаточных мер по обеспечению пожарной безопасности в летний период.

– В Казахстане с определенной периодичностью происходят обвалы шахт. Были подобные факты и в этом году. Почему так происходит?

– Действительно, взрыв с последующим возгоранием в прошлом году произошел на шахте им. Абая, в этом году - на шахте им. Ленина. Когда я возглавлял правительственную комиссию, было дано предписание компании "АрселорМиттал", владеющей данными объектами. Тогда отмечалось, что недостаточно эффективно решаются вопросы дегазации угольных пластов. Сейчас этот процесс происходит следующим образом: люди в шахте бурят скважины, которые позволяют сбросить метан. Мы же предлагаем для минимизации рисков взрыва внедрить поверхностное бурение. Да, оно более затратное, но, на наш взгляд, пришло время принять эту меру.

Также отмечу, что недостаточно хорошо работает система, контролирующая нахождение людей в шахте. То есть GPS-датчики, которые есть у шахтеров, должны работать в постоянном режиме. В случае аварийной ситуации это поможет максимально быстро обнаружить человека. Кроме того, техническое оснащение шахт обновляется очень медленно. Эти вопросы сейчас находятся на контроле, идет поэтапный закуп оборудования.

Два года назад под наше управление вернулся Комитет промышленной безопасности, и впоследствии мы наблюдаем большое вливание финансовых средств со стороны руководства "АрселорМиттал" для обеспечения большей безопасности работников шахт. Понятно, что размещение заказа, приобретение оборудования, доставка и обучение персонала требуют времени, но позитивные сдвиги есть уже сейчас.

– Еще один вопрос, касающийся природных ЧС. Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы по весне казахстанские села не затапливало водой?

 – Когда мы начинали разрабатывать дорожную карту по снижению паводковых воздействий, на основе проведенного анализа было выделено более 1200 населенных пунктов. После реализации мер дорожной карты таких населенных пунктов осталось около 370, то есть риски постепенно минимизируются. Самое элементарное, что можно сделать, – это обвалование этих небольших пунктов. Выкапывается траншея, набрасывается бруствер, в результате чего талая вода обходит село стороной. Кроме этого, необходимо проводить дноуглубительные и дноочистительные работы на реках, протекающих вдоль населенных пунктов. Еще одной провоцирующей подтопления проблемой можно назвать ту тенденцию, которая была характерна для нашей страны в 1990-е и 2000-е годы. Недостаточное внимание уделялось вопросам сохранения водоохранных зон. Каждый желал построить дом на берегу какой-нибудь речки или озера, нарушая при этом границы водоохранных зон. Природа таких ошибок, как правило, не прощает.

– Все мы часто читаем новости о взрывах газовых баллонов в жилых строениях. А в отопительный сезон пожаров в частных домах становится еще больше. Как, на ваш взгляд, нужно бороться с проблемой несоблюдения пожарной безопасности в жилых домах?

– Это очень хороший вопрос. Многие общественные деятели, политики и простые обыватели очень часто задают вопрос: "А почему вы не работаете на профилактику пожаров в жилых домах?". Да, самое простое решение: можно построить возле каждого дома пожарную часть. Вы уходите на работу, ваши дети остаются одни, а пожарный заступает на ваше место. Он смотрит, чтобы они не баловались спичками, правильно топили печку, не залезли в электроприбор какими-то предметами. Вот тогда все будет хорошо.

Если серьезно, у нас в министерстве всего 30 000 пожарных спасателей. Естественно, охватить все 20 миллионов жителей Казахстана и научить всех, как правильно топить печь, невозможно. Я считаю, необходимо формировать в обществе культуру ответственности за те последствия, которые могут привести к трагедии. К слову, в некоторых странах оставление детей без надзора карается законом вплоть до лишения родительских прав. Это сурово? Да, но зато это дает возможность государству сделать так, чтобы подрастающее поколение было защищено.

Человек должен заботиться о безопасности в собственном доме самостоятельно. Согласитесь, это будет странно, если государство поменяет вам электропроводку в квартире, поставит заглушки на розетки, купит вам огнетушитель. Каждый должен начать с себя.

Кстати, МЧС совместно с органами социальной защиты взяло на контроль более 120 тысяч семей из группы риска: это многодетные семьи, инвалиды, а также люди, ведущие антисоциальный образ жизни. Мы проводим рейдовые мероприятия примерно с августа и весь отопительный сезон: обходим домовладения, проводим инструктаж, осматриваем печи. Мы даем рекомендации, чтобы люди сами могли приняли меры для обеспечения безопасности жилища. Самое печальное – это то, что многие воспринимают эти рекомендации как угрозу и попросту не пускают наших сотрудников в дома. Хорошо, но тогда почему, если человек все знает и ему не нужны советы, у него в какой-то момент дом попросту сгорает? После этого он идет в акимат и просит построить ему новый. Это иждивенческая позиция, это неправильно. Юрий Ильин.

– Прошло три с половиной года после взрывов в воинской части города Арысь. Очень много тогда говорилось о выводах, которые необходимо извлечь из этой ужасной ситуации. Какие выводы были в итоге сделаны и какая работа проведена?

– К сожалению, после Арыси у нас была ситуация, когда произошли взрывы на складах в Жамбылской области. Наше ведомство потеряло 10 своих сотрудников в ходе ликвидации ЧС. Совместно с Министерством обороны мы выработали новый алгоритм реагирования.

Нужно понимать, что в связи тем, что многие боеприпасы очень давно лежат на складах, необходимо подходить к решению вопроса комплексно. Это и строительство новых складов, чем занимается МВД, и обеспечение защиты этих складов от первичного возгорания. Здесь можно выделить принудительное тушение, и, прежде всего, укупорки, или ящики должны быть обработаны специальным раствором, не позволяющим очагу возгоранию привести к масштабному пожару. Плюс ранняя система обнаружения, то есть сигнализация. К сожалению, на большинстве складов, которые находятся на балансе МВД, все эти требования долгое время не выполнялись.

– Не секрет, что многие рядовые сотрудники МЧС часто жалуются на невысокую зарплату и не самые лучшие условия труда. Что можно сделать, чтобы они лучше вознаграждались за свой труд, который часто сопряжен с риском для жизни?

– Честно говоря, этот вопрос – наша боль. Его решением мы занимаемся на протяжении длительного периода времени. Когда мы только начали поднимать этот вопрос около трех лет назад, заработная плата нашего сотрудника на первом году службы составляла 65 000 тенге. Мы добились повышения до 110 000 тенге. После этого мы неоднократно обращались в Министерство национальной экономики и Министерство финансов. Там нам отвечают: "Но мы ведь вам уже один раз повышали на 65%". Мы же говорим о том, что для молодого человека, который имеет семью и желание помогать обществу, 110 000 тенге – недостаточно. Тем более учитывая риски, с которыми он сталкивается при ликвидации ЧС.

Я докладывал главе государства, что на данный момент повышение окладов наших сотрудников – очень проблематичный вопрос. Сейчас он проработан со всеми госорганами, служебная записка направлена на имя президента за подписью премьер-министра. Думаю, на днях должна выйти резолюция, которая получит поддержку. Поэтапно мы будем увеличивать денежное довольствие наших сотрудников, оно вырастет от 10-70%. Можно сказать, что мы "выбили" эти деньги.

Тем не менее это еще не говорит о том, что нужно самоуспокаиваться. Нам необходимо ежегодно или же на уровне инфляционных процессов, которые происходят в Казахстане, поэтапно проводить индексацию заработных плат. Кроме этого, нам удалось найти поддержку в вопросе надбавок за особые условия работы. Это риски при ликвидации последствий ЧС, работы в сложных погодных условиях, под водой, в горной местности. Плюс нельзя забывать о морально-психологических нагрузках, которые испытывают сотрудники МЧС. Мы выдвинули предложение ввести эту норму с 1 января 2023 года

 

– Ранее вы говорили, что сотрудники МЧС будут иметь достойный социальный пакет и даже получат подъемные на жилье. На каком этапе сейчас находится данная работа?

– Часть наших сотрудников-военнослужащих получает этот соцпакет, как и военнослужащие Министерства обороны. А вот сотрудники органов гражданской защиты, к сожалению, не получают его, так как такой нормы пока нет. Ведомство пыталось решить этот вопрос через депутатов, однако пока норма не будет принята на законодательном уровне, претендовать на получение этой компенсации мы не можем. В следующем году будет внесено изменение в закон о гражданской защите, которое в дальнейшем позволит добиться для наших сотрудников такого же социального статуса, какой имеют военнослужащие.

Как раз в самом конце года мы должны встретиться с руководством "Отбасы банка", чтобы они могли предложить программу для наших сотрудников. Насколько я понимаю, даже при минимальной заработной плате они смогут участвовать в различных социальных проектах, в том числе претендовать на приобретение собственного жилья.

– Ни для кого не станет открытием, что в нашей стране в разных сферах до сих пор используется советская техника. В каком состоянии сегодня находится техническое оснащение МЧС?

– В то время, когда я еще работал заместителем министра, мы проводили анализ, показавший, что норма положенности оснащения составляла всего 40-45%. Естественно, имелось большое количество старой советской техники. Сказать, что за пару лет ситуация выровнялась, я не могу. Жизнь не стоит на месте, мы должны через каждые 10 лет производить списание и обновление техники. В ближайшее время нам требуется произвести замену более 900 единиц техники. В текущем году мы в сумме заменили около 235 единиц техники. Получается, что, если такая динамика замены сохранится, все равно потребуется примерно 4-5 лет.

В ближайшее будущем МЧС будет обращаться к правительству с вопросом о выделении дополнительного финансирования. Кроме республиканского и местного бюджета возможно привлечение лизинга. То есть в этом случае мы будем брать технику, а затем поэтапно за нее рассчитываться. Многие акиматы эту схему апробировали; мне кажется, она имеет положительный эффект. Нужно учитывать, что техника за последнее время очень сильно выросла в цене. Автоцистерна стоит около 110 млн тенге, 50-метровый коленчатый подъемник – около 500 млн, а 90-метровый подъемник может стоить больше миллиарда тенге. И, к сожалению, подобная техника в Казахстане не производится, мы вынуждены закупать ее за границей.

– В 2020 году вы говорили, что считаете необходимым внедрение обязательного страхования для предпринимателей. Были ли проделаны какие-то конкретные шаги в этом направлении?

– На сегодняшний день уже проведен ряд консультаций и выработаны некоторые предложения. Ассоциация страховщиков на данный момент прорабатывает методику, чтобы мы могли понимать, какова будет цена реализации этого проекта. Вопрос обсуждался с НПП "Атамекен" и Министерством юстиции. Я думаю, в следующем году будут внесены соответствующие предложения в законопроект. Подчеркну, что пока это коснется бизнес-структур; мы делаем акцент на крупных объектах площадью более 2500 квадратных метров.

– Хотелось бы узнать, как обстоят дела с пожарной безопасностью в торговых центрах страны? Одно время активно проводились рейды и проверки развлекательных заведений, сейчас об этом слышно все меньше. Стали ли бизнесмены, на ваш взгляд, более ответственными?

– Где-то да, где-то нет. Почему-то все в МЧС видят какой-то карающий орган, который обязательно накажет и закроет. Наоборот, сейчас мы изменили тактику: ставим задачу помогать бизнесу работать безопасно. Те моратории, которые на протяжении нескольких лет поддерживаются главой государства, показывают, что защита бизнеса от лишних проверок помогает предпринимателям работать более эффективно.

Кроме того, многие бизнесмены сейчас пересматривают подходы к обеспечению безопасности. Это логично. Во-первых, предприниматель впоследствии не понесет никаких убытков, а во-вторых, за счет вложений в безопасность он увеличивает количество клиентов. Многие даже создают добровольные пожарные команды и закупают технику для защиты своих торговых центров. Это говорит о том, что бизнес постепенно созревает.

Но есть и обратные ситуации, на которые обращают внимание наши граждане. Когда приходит инспектор с проверкой, на всех входах стоит достаточное количество охранников, открыты дополнительные выходы, на путях эвакуации отсутствуют ларьки или другие загромождающие конструкции. Но как только инспектор уходит, все двери закрывают, охранники снимаются, а новые торговые точки открываются. Мы неоднократно говорили: безопасность нужна не нам, она необходима прежде всего самому бизнесу, чтобы люди к нему тянулись, принося выгоду. Но вместе с тем они должны знать наверняка, что им и их детям гарантируется полная безопасность. Кстати, уже пересмотрены нормы, касающиеся расположения развлекательных площадок с массовым скоплением людей (кинотеатры, детские игровые залы) в проектируемых и вводимых в эксплуатацию торговых центрах. Согласно новым нормам, они должны располагаться исключительно на первом этаже.

– Причины ЧС бывают разные: фигурируют человеческая халатность, изношенность оборудования, природные факторы, недоработки руководства. Какие причины ЧС наиболее характерны для нашей страны и почему?

– В среднем в Казахстане ежегодно происходит от 10 до 12 тысяч чрезвычайных ситуаций различного характера. Их львиная доля – более восьми тысяч – это возгорания в частном секторе. Как вы понимаете, здесь главенствует человеческий фактор. Если говорить о лесных и степных пожарах, то не более 200 в год происходит из-за сухих грозовых разрядов. В остальном же снова виноват человек. Бутылки, непотушенный костер, брошенный окурок: подобные мелочи могут привести к природному бедствию. Вообще, 80% всех ЧС на планете происходит по вине человека.

 – О вашем ведомстве и о вас лично вспоминают, только когда случается что-то негативное. Как это сказывается на вашей работе? Не тяжело ли с психологической точки зрения?

– Иногда шутят, что наше ведомство расшифровывается как Министерство Что Случилось. Действительно, о нас чаще всего вспоминают только тогда, когда приходит беда. Это обидно с той точки зрения, что мы много говорим о безопасности, объясняем, разносим листовки, проводим учения, а люди тем не менее не придают значение собственной безопасности. Они вспоминают о ней уже тогда, когда что-то негативное произошло с ними или близкими. Обидно за тех сотрудников, которые сначала пытаются донести до людей важность обеспечения безопасности, а затем вынуждены рисковать жизнью, спасая их.

Обидно, что их не слышат. Обидно, что, когда я иду просить повышение заработной платы для сотрудников, многие воспринимают это так, будто я иду выбивать повышение зарплаты для себя. Этого я не понимаю и никогда не пойму. Раз я, как министр, наделен полномочиями решать социальные вопросы, конечно, я всеми силами буду стараться, чтобы жизненные условия наших сотрудников улучшались.

– Какие задачи ставит ваше ведомство на 2023 год?

 – В идеале, хорошо было бы добиться того, чтобы чрезвычайных ситуаций вообще не было, но это, к сожалению, не подвластно ни министру по ЧС, ни кому-либо другому. Хотелось бы сократить количество ЧС и, соответственно, минимизировать человеческие жертвы. У нас есть хороший пример из уходящего года: нам удалось снизить число жертв на водоемах, прежде всего среди детей, почти на 40%. Необходимо стремиться к подобным показателям и по другим направлениям. И, конечно, важные цели – добиться повышения заработной платы для личного состава, увеличить материально-техническое оснащение. К заветным мечтам отнес бы организацию новых подразделений, строительство пожарных частей и создание морского отряда на Каспии.

– Говорят, у министров совсем не остается времени на отдых. Получается ли у вас найти его? Как проводите свободное время? Есть ли у вас хобби?

– Когда выдается возможность, могу почитать какой-нибудь новый бестселлер или аналитическую литературу. Сейчас, например, читаю книгу, в которой сопоставляется добро и зло. Это размышление о том, что человечество проживает тот период, когда идет борьба между черным и белым. Понятно, что мы всегда хотим, чтобы добро побеждало, но не всегда это возможно. Поэтому нам самим необходимо из черного сделать белое. Есть, к примеру, злой человек, но, когда ты понимаешь причину его злости, у тебя есть возможность направить его напор и энергию в позитивное русло, чтобы в итоге получилось добро. Вот такая литература иногда попадается. Очень интересно читать, осознавать и в дальнейшем применять на практике. Если есть свободное время, стараюсь провести его с детьми, внуками. Могу выбраться на хоккей – поболеть за любимую команду "Барыс", выплеснуть эмоции. Далеко не всегда удается попасть в ледовый дворец по причине работы, но, если есть возможность, хожу на игры с удовольствием.

– Юрий Викторович, что бы вы пожелали казахстанцам в канун наступающего 2023 года?

 – Пожелаю всем встретить новый год в кругу семьи, близких людей, с радостью и надеждой. Чтобы поменьше было чрезвычайных ситуаций. В канун Нового года у нас, к сожалению, очень часто прибавляется работы, потому что многие неправильно запускают фейерверки, которые к тому же могут быть куплены неизвестно где. Прошу не допускать подобных чрезвычайных ситуаций и всегда быть бдительными. Особое внимание уделите детям, чтобы их шалости не привели к печальному исходу.

Беседовал Артем Деньгин

https://www.nur.kz/society/2003171-zavtrak-s-ministrom-glava-mchs-rasskazal-ob-avarii-v-ekibastuze-lesnyh-pozharah-i-zarplatah-spasateley/



Источник: Министерство по чрезвычайным ситуациям Республики Казахстан


Подписывайтесь на наш Telegram канал, и будте в курсе всех важных событий, вот ссылка - https://t.me/gurkkz

Комментарии

gurk.kz
<p><strong>Очередным гостем проекта NUR.KZ "Завтрак с министром" стал министр по чрезвычайным ситуациям РК Юрий Ильин. Глава ведомства рассказал о борьбе с весенними паводками и пожарами в жилых домах, техническом оснащении МЧС, обязательном страховании для предпринимателей, а также о добре и зле. </strong></p> <p><strong>&ndash; Насколько мне известно, вы приехали в Казахстан в достаточно молодом возрасте. Расскажите, как давно вы здесь оказались и как это произошло?</strong></p> <p>&ndash; Мое первое знакомство с Казахстаном и в частности с Алма-Атой (сейчас Алматы - прим.ред.) произошло в далеком 1985 году, тогда мне было 17 лет. Я поступил в Алматинское общевойсковое командное училище имени маршала Конева, в котором до 1989 года проходил обучение. Затем по распределению для прохождения службы попал в Московский военный округ, после был переведен на Украину, в город Сумы.</p> <p>В 1996 году я вернулся в Казахстан и уже здесь проходил службу на различных должностях. Большую часть времени я провел в Алматы, а в 2011 году вышел на пенсию. Далее, работал в акимате начальником Управления мобилизационной подготовки, был заместителем акима города Алматы. В октябре 2015 года переехал в Астану, где занял должность госинспектора администрации президента. Через полгода я был назначен заместителем министра внутренних дел и курировал вопросы, касающиеся предупреждения и ликвидации ЧС.</p> <p><strong>&ndash; Вы &ndash; военный человек, который занимает высокую государственную должность: в чем, на ваш взгляд, отличие от простого гражданского чиновника? </strong></p> <p>&ndash; Люди, которые приняли присягу и надели погоны, несут огромную ответственность перед государством. Ответственность министра по ЧС заключается в том, чтобы мой личный состав безукоризненно выполнял приказы. Прежде чем отправить сотрудника для выполнения приказа, я должен принять все меры для обеспечения его безопасности. Сюда входит и то, как мы его обучили, и то, насколько он хорошо оснащен и обеспечен техническими вооружением для спасения жизней других людей.</p> <p>Вся система должна работать на то, чтобы каждому человеку, где бы он ни жил, помощь пришла вовремя. За моими плечами многочисленный личный состав &ndash; я это понимаю и ежедневно приступаю к работе со всей ответственностью и желанием сделать наши службы еще более оснащенными и оперативными. Также и наших сотрудников отличает высочайшая ответственность и верность выбранному делу.</p> <p><strong>&ndash; Тема, которая была актуальной буквально пару недель назад, &ndash; отключение отопления в Экибастузе. Вообще, ликвидация коммунальных аварий не входит в компетенцию вашего ведомства. Тем не менее сотрудники МЧС все же участвовали в устранении этой аварии. Чем они занимались в Экибастузе?</strong></p> <p>&ndash; Любая экстренная ситуация, влияющая на систему жизнеобеспечения населенного пункта или отдельного человека, может, в зависимости от масштаба, получить или не получить статус ЧС. Та ситуация, которая произошла в Экибастузе, относилась к чрезвычайным ситуациям. Поэтому наши силы и средства были направлены на устранение ЧС.</p> <p>Отмечу, что в Экибастузе проводились в том числе и спасательные работы. Когда произошло отключение теплоснабжения и температура начала стремительно падать, МЧС совместно с акиматом приняло решение об эвакуации части медперсонала и постояльцев интерната: их перевезли в Павлодар. Кроме того, были развернуты пункты, где люди могли обогреться, получить питание и психологическую помощь, а также написать заявление об утере имущества в связи с аварией.</p> <p>Непосредственно физическую помощь МЧС оказывало в откачке воды, чтобы коммунальные службы могли беспрепятственно проводить замену труб. Помимо этого, наши сотрудники решали вопросы обогрева подвальных помещений теплопушками. Позже в Экибастуз были стянуты дополнительные силы для организации полевой кухни. Я уже говорил и еще раз повторю, что благодарен своим сотрудникам за достойно выполненную работу.</p> <p>Как вы знаете, действия служб ЧС подверглись критике со стороны главы государства. Подчеркну, что в этом заявлении не говорилось конкретно о Министерстве по чрезвычайным ситуациям. Тем не менее мы принимаем эту критику и на себя, так как министерство выступает координирующим органом. Значит, мы недостаточно выработали алгоритм реагирования, недостаточно требовали оперативно принимать решения.</p> <p>Также мы сделали выводы, что не всегда можно верить на слово той информации, которая поступает в оперативный штаб. После этого мы изменили алгоритмы реагирования, кроме того, сейчас рассматриваем вопросы изменения по номенклатуре товарно-материальных ценностей, которые хранятся на складах государственного резерва. Это необходимо для того, чтобы в случае подобных чрезвычайных ситуаций запасов оборудования было достаточно, мы могли бы оперативно им распоряжаться и перебрасывать в любую точку страны.</p> <p><strong>&ndash; Главная чрезвычайная ситуация 2022 года &ndash; это, безусловно, январские события. Что вы можете рассказать о работе ваших подразделений в эти дни?</strong></p> <p>&ndash; Во время беспорядков были нападения не только на сотрудников правоохранительных органов, но и на сотрудников МЧС. Понятно, что в таких случаях срабатывает инстинкт толпы и всегда есть те, кто провоцирует и заводит собравшихся. Тем не менее мне совершенно непонятно, когда люди поддаются на эти провокации и начинают наносить урон даже тем, кто призван помогать, в частности, нашим подразделениям.</p> <p>Мы занимались исключительно свойственной нам работой: туда, где происходили возгорания, ребята выезжали для тушения пожаров. Наши сотрудники в те дни тоже работали с риском для жизни. Некоторые из них получили телесные повреждения, а один даже огнестрельное ранение.</p> <p>Хочу сказать, что никто из сотрудников Министерства по ЧС не сплоховал, никто не бросил свои подразделения и никто не оставил технику, которая находилась в боксах и могла использоваться участниками беспорядков. Единственный случай захвата техники произошел в Алматы, когда наши бойцы занимались ликвидацией пожара, а митингующие попросту избили личный состав и завладели техникой. Юрий Ильин.</p> <p><strong>&ndash; Вопрос, который имеет сезонную актуальность. Почему в Казахстане едва ли не каждый летний сезон лесные пожары приобретают форму настоящей природной катастрофы? </strong></p> <p>&ndash; Начнем с того, что природные катастрофы в летний период характерны не только для Казахстана: есть примеры пожаров, которые ежегодно случаются в Греции, Турции, США, Австралии. К сожалению, мы с вами живем в такое время, когда идут глобальные климатические изменения, то есть происходит постепенное повышение температурного фона.</p> <p>Срабатывает в том числе и человеческий фактор. Люди выезжают на природу, оставляют после себя продукты жизнедеятельности, например, стеклянную или пластиковую тару. Попадание на нее солнечных лучей иногда может спровоцировать неконтролируемый очаг возгорания. Прибавим сюда ветровую нагрузку, а также позднее обнаружение и получим чрезвычайную ситуацию.</p> <p>В этом году нашему ведомству приходилось усиленно работать в связи с пожарами в Костанайской, Абайской, Восточно-Казахстанской, Жетысуской областях. МЧС привлекало к работе имеющееся у нас подразделение "Казавиаспас". Буквально недавно было проведено заседание межведомственной комиссии, на котором говорилось о том, что необходимо заблаговременно менять подходы к ликвидации пожаров. Это касается увеличения количества техники и ее модернизация в тех подразделениях, которые в первую очередь должны реагировать на возгорание. То есть речь идет о комитетах лесного хозяйства и лесхозах, создаваемых при акиматах: у них очень устаревшая техника. Соответствующие нормы не соблюдаются ввиду недостаточного финансирования. Эта проблема была ранее поднята и на уровне главы государства, и на уровне правительства. Думаю, поэтапно она должна решиться.</p> <p>Каждый год МЧС заблаговременно до начала пожароопасного периода проверяет готовность лесхозов. Мы неоднократно ставили в известность местные исполнительные органы и Министерство экологии, что финансирование лесных хозяйств на данный момент недостаточное. Кроме того, МЧС проводит рейдовые мероприятия, иногда приходится штрафовать сельхозпредприятия и акимов сельских округов, которые не принимают достаточных мер по обеспечению пожарной безопасности в летний период.</p> <p><strong>&ndash; В Казахстане с определенной периодичностью происходят обвалы шахт. Были подобные факты и в этом году. Почему так происходит? </strong></p> <p>&ndash; Действительно, взрыв с последующим возгоранием в прошлом году произошел на шахте им. Абая, в этом году - на шахте им. Ленина. Когда я возглавлял правительственную комиссию, было дано предписание компании "АрселорМиттал", владеющей данными объектами. Тогда отмечалось, что недостаточно эффективно решаются вопросы дегазации угольных пластов. Сейчас этот процесс происходит следующим образом: люди в шахте бурят скважины, которые позволяют сбросить метан. Мы же предлагаем для минимизации рисков взрыва внедрить поверхностное бурение. Да, оно более затратное, но, на наш взгляд, пришло время принять эту меру.</p> <p>Также отмечу, что недостаточно хорошо работает система, контролирующая нахождение людей в шахте. То есть GPS-датчики, которые есть у шахтеров, должны работать в постоянном режиме. В случае аварийной ситуации это поможет максимально быстро обнаружить человека. Кроме того, техническое оснащение шахт обновляется очень медленно. Эти вопросы сейчас находятся на контроле, идет поэтапный закуп оборудования.</p> <p>Два года назад под наше управление вернулся Комитет промышленной безопасности, и впоследствии мы наблюдаем большое вливание финансовых средств со стороны руководства "АрселорМиттал" для обеспечения большей безопасности работников шахт. Понятно, что размещение заказа, приобретение оборудования, доставка и обучение персонала требуют времени, но позитивные сдвиги есть уже сейчас.</p> <p><strong>&ndash; Еще один вопрос, касающийся природных ЧС. Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы по весне казахстанские села не затапливало водой?</strong></p> <p>&nbsp;&ndash; Когда мы начинали разрабатывать дорожную карту по снижению паводковых воздействий, на основе проведенного анализа было выделено более 1200 населенных пунктов. После реализации мер дорожной карты таких населенных пунктов осталось около 370, то есть риски постепенно минимизируются. Самое элементарное, что можно сделать, &ndash; это обвалование этих небольших пунктов. Выкапывается траншея, набрасывается бруствер, в результате чего талая вода обходит село стороной. Кроме этого, необходимо проводить дноуглубительные и дноочистительные работы на реках, протекающих вдоль населенных пунктов. Еще одной провоцирующей подтопления проблемой можно назвать ту тенденцию, которая была характерна для нашей страны в 1990-е и 2000-е годы. Недостаточное внимание уделялось вопросам сохранения водоохранных зон. Каждый желал построить дом на берегу какой-нибудь речки или озера, нарушая при этом границы водоохранных зон. Природа таких ошибок, как правило, не прощает.</p> <p><strong>&ndash; Все мы часто читаем новости о взрывах газовых баллонов в жилых строениях. А в отопительный сезон пожаров в частных домах становится еще больше. Как, на ваш взгляд, нужно бороться с проблемой несоблюдения пожарной безопасности в жилых домах?</strong></p> <p>&ndash; Это очень хороший вопрос. Многие общественные деятели, политики и простые обыватели очень часто задают вопрос: "А почему вы не работаете на профилактику пожаров в жилых домах?". Да, самое простое решение: можно построить возле каждого дома пожарную часть. Вы уходите на работу, ваши дети остаются одни, а пожарный заступает на ваше место. Он смотрит, чтобы они не баловались спичками, правильно топили печку, не залезли в электроприбор какими-то предметами. Вот тогда все будет хорошо.</p> <p>Если серьезно, у нас в министерстве всего 30 000 пожарных спасателей. Естественно, охватить все 20 миллионов жителей Казахстана и научить всех, как правильно топить печь, невозможно. Я считаю, необходимо формировать в обществе культуру ответственности за те последствия, которые могут привести к трагедии. К слову, в некоторых странах оставление детей без надзора карается законом вплоть до лишения родительских прав. Это сурово? Да, но зато это дает возможность государству сделать так, чтобы подрастающее поколение было защищено.</p> <p>Человек должен заботиться о безопасности в собственном доме самостоятельно. Согласитесь, это будет странно, если государство поменяет вам электропроводку в квартире, поставит заглушки на розетки, купит вам огнетушитель. Каждый должен начать с себя.</p> <p>Кстати, МЧС совместно с органами социальной защиты взяло на контроль более 120 тысяч семей из группы риска: это многодетные семьи, инвалиды, а также люди, ведущие антисоциальный образ жизни. Мы проводим рейдовые мероприятия примерно с августа и весь отопительный сезон: обходим домовладения, проводим инструктаж, осматриваем печи. Мы даем рекомендации, чтобы люди сами могли приняли меры для обеспечения безопасности жилища. Самое печальное &ndash; это то, что многие воспринимают эти рекомендации как угрозу и попросту не пускают наших сотрудников в дома. Хорошо, но тогда почему, если человек все знает и ему не нужны советы, у него в какой-то момент дом попросту сгорает? После этого он идет в акимат и просит построить ему новый. Это иждивенческая позиция, это неправильно. Юрий Ильин.</p> <p><strong>&ndash; Прошло три с половиной года после взрывов в воинской части города Арысь. Очень много тогда говорилось о выводах, которые необходимо извлечь из этой ужасной ситуации. Какие выводы были в итоге сделаны и какая работа проведена? </strong></p> <p>&ndash; К сожалению, после Арыси у нас была ситуация, когда произошли взрывы на складах в Жамбылской области. Наше ведомство потеряло 10 своих сотрудников в ходе ликвидации ЧС. Совместно с Министерством обороны мы выработали новый алгоритм реагирования.</p> <p>Нужно понимать, что в связи тем, что многие боеприпасы очень давно лежат на складах, необходимо подходить к решению вопроса комплексно. Это и строительство новых складов, чем занимается МВД, и обеспечение защиты этих складов от первичного возгорания. Здесь можно выделить принудительное тушение, и, прежде всего, укупорки, или ящики должны быть обработаны специальным раствором, не позволяющим очагу возгоранию привести к масштабному пожару. Плюс ранняя система обнаружения, то есть сигнализация. К сожалению, на большинстве складов, которые находятся на балансе МВД, все эти требования долгое время не выполнялись.</p> <p><strong>&ndash; Не секрет, что многие рядовые сотрудники МЧС часто жалуются на невысокую зарплату и не самые лучшие условия труда. Что можно сделать, чтобы они лучше вознаграждались за свой труд, который часто сопряжен с риском для жизни?</strong></p> <p>&ndash; Честно говоря, этот вопрос &ndash; наша боль. Его решением мы занимаемся на протяжении длительного периода времени. Когда мы только начали поднимать этот вопрос около трех лет назад, заработная плата нашего сотрудника на первом году службы составляла 65 000 тенге. Мы добились повышения до 110 000 тенге. После этого мы неоднократно обращались в Министерство национальной экономики и Министерство финансов. Там нам отвечают: "Но мы ведь вам уже один раз повышали на 65%". Мы же говорим о том, что для молодого человека, который имеет семью и желание помогать обществу, 110 000 тенге &ndash; недостаточно. Тем более учитывая риски, с которыми он сталкивается при ликвидации ЧС.</p> <p>Я докладывал главе государства, что на данный момент повышение окладов наших сотрудников &ndash; очень проблематичный вопрос. Сейчас он проработан со всеми госорганами, служебная записка направлена на имя президента за подписью премьер-министра. Думаю, на днях должна выйти резолюция, которая получит поддержку. Поэтапно мы будем увеличивать денежное довольствие наших сотрудников, оно вырастет от 10-70%. Можно сказать, что мы "выбили" эти деньги.</p> <p>Тем не менее это еще не говорит о том, что нужно самоуспокаиваться. Нам необходимо ежегодно или же на уровне инфляционных процессов, которые происходят в Казахстане, поэтапно проводить индексацию заработных плат. Кроме этого, нам удалось найти поддержку в вопросе надбавок за особые условия работы. Это риски при ликвидации последствий ЧС, работы в сложных погодных условиях, под водой, в горной местности. Плюс нельзя забывать о морально-психологических нагрузках, которые испытывают сотрудники МЧС. Мы выдвинули предложение ввести эту норму с 1 января 2023 года</p> <p><p>&nbsp;</p><strong>&ndash; Ранее вы говорили, что сотрудники МЧС будут иметь достойный социальный пакет и даже получат подъемные на жилье. На каком этапе сейчас находится данная работа?</strong></p> <p>&ndash; Часть наших сотрудников-военнослужащих получает этот соцпакет, как и военнослужащие Министерства обороны. А вот сотрудники органов гражданской защиты, к сожалению, не получают его, так как такой нормы пока нет. Ведомство пыталось решить этот вопрос через депутатов, однако пока норма не будет принята на законодательном уровне, претендовать на получение этой компенсации мы не можем. В следующем году будет внесено изменение в закон о гражданской защите, которое в дальнейшем позволит добиться для наших сотрудников такого же социального статуса, какой имеют военнослужащие.</p> <p>Как раз в самом конце года мы должны встретиться с руководством "Отбасы банка", чтобы они могли предложить программу для наших сотрудников. Насколько я понимаю, даже при минимальной заработной плате они смогут участвовать в различных социальных проектах, в том числе претендовать на приобретение собственного жилья.</p> <p><strong>&ndash; Ни для кого не станет открытием, что в нашей стране в разных сферах до сих пор используется советская техника. В каком состоянии сегодня находится техническое оснащение МЧС? </strong></p> <p>&ndash; В то время, когда я еще работал заместителем министра, мы проводили анализ, показавший, что норма положенности оснащения составляла всего 40-45%. Естественно, имелось большое количество старой советской техники. Сказать, что за пару лет ситуация выровнялась, я не могу. Жизнь не стоит на месте, мы должны через каждые 10 лет производить списание и обновление техники. В ближайшее время нам требуется произвести замену более 900 единиц техники. В текущем году мы в сумме заменили около 235 единиц техники. Получается, что, если такая динамика замены сохранится, все равно потребуется примерно 4-5 лет.</p> <p>В ближайшее будущем МЧС будет обращаться к правительству с вопросом о выделении дополнительного финансирования. Кроме республиканского и местного бюджета возможно привлечение лизинга. То есть в этом случае мы будем брать технику, а затем поэтапно за нее рассчитываться. Многие акиматы эту схему апробировали; мне кажется, она имеет положительный эффект. Нужно учитывать, что техника за последнее время очень сильно выросла в цене. Автоцистерна стоит около 110 млн тенге, 50-метровый коленчатый подъемник &ndash; около 500 млн, а 90-метровый подъемник может стоить больше миллиарда тенге. И, к сожалению, подобная техника в Казахстане не производится, мы вынуждены закупать ее за границей.</p> <p><strong>&ndash; В 2020 году вы говорили, что считаете необходимым внедрение обязательного страхования для предпринимателей. Были ли проделаны какие-то конкретные шаги в этом направлении? </strong></p> <p>&ndash; На сегодняшний день уже проведен ряд консультаций и выработаны некоторые предложения. Ассоциация страховщиков на данный момент прорабатывает методику, чтобы мы могли понимать, какова будет цена реализации этого проекта. Вопрос обсуждался с НПП "Атамекен" и Министерством юстиции. Я думаю, в следующем году будут внесены соответствующие предложения в законопроект. Подчеркну, что пока это коснется бизнес-структур; мы делаем акцент на крупных объектах площадью более 2500 квадратных метров.</p> <p><strong>&ndash; Хотелось бы узнать, как обстоят дела с пожарной безопасностью в торговых центрах страны? Одно время активно проводились рейды и проверки развлекательных заведений, сейчас об этом слышно все меньше. Стали ли бизнесмены, на ваш взгляд, более ответственными? </strong></p> <p>&ndash; Где-то да, где-то нет. Почему-то все в МЧС видят какой-то карающий орган, который обязательно накажет и закроет. Наоборот, сейчас мы изменили тактику: ставим задачу помогать бизнесу работать безопасно. Те моратории, которые на протяжении нескольких лет поддерживаются главой государства, показывают, что защита бизнеса от лишних проверок помогает предпринимателям работать более эффективно.</p> <p>Кроме того, многие бизнесмены сейчас пересматривают подходы к обеспечению безопасности. Это логично. Во-первых, предприниматель впоследствии не понесет никаких убытков, а во-вторых, за счет вложений в безопасность он увеличивает количество клиентов. Многие даже создают добровольные пожарные команды и закупают технику для защиты своих торговых центров. Это говорит о том, что бизнес постепенно созревает.</p> <p>Но есть и обратные ситуации, на которые обращают внимание наши граждане. Когда приходит инспектор с проверкой, на всех входах стоит достаточное количество охранников, открыты дополнительные выходы, на путях эвакуации отсутствуют ларьки или другие загромождающие конструкции. Но как только инспектор уходит, все двери закрывают, охранники снимаются, а новые торговые точки открываются. Мы неоднократно говорили: безопасность нужна не нам, она необходима прежде всего самому бизнесу, чтобы люди к нему тянулись, принося выгоду. Но вместе с тем они должны знать наверняка, что им и их детям гарантируется полная безопасность. Кстати, уже пересмотрены нормы, касающиеся расположения развлекательных площадок с массовым скоплением людей (кинотеатры, детские игровые залы) в проектируемых и вводимых в эксплуатацию торговых центрах. Согласно новым нормам, они должны располагаться исключительно на первом этаже.</p> <p><strong>&ndash; Причины ЧС бывают разные: фигурируют человеческая халатность, изношенность оборудования, природные факторы, недоработки руководства. Какие причины ЧС наиболее характерны для нашей страны и почему?</strong></p> <p>&ndash; В среднем в Казахстане ежегодно происходит от 10 до 12 тысяч чрезвычайных ситуаций различного характера. Их львиная доля &ndash; более восьми тысяч &ndash; это возгорания в частном секторе. Как вы понимаете, здесь главенствует человеческий фактор. Если говорить о лесных и степных пожарах, то не более 200 в год происходит из-за сухих грозовых разрядов. В остальном же снова виноват человек. Бутылки, непотушенный костер, брошенный окурок: подобные мелочи могут привести к природному бедствию. Вообще, 80% всех ЧС на планете происходит по вине человека.</p> <p><strong>&nbsp;&ndash; О вашем ведомстве и о вас лично вспоминают, только когда случается что-то негативное. Как это сказывается на вашей работе? Не тяжело ли с психологической точки зрения? </strong></p> <p>&ndash; Иногда шутят, что наше ведомство расшифровывается как Министерство Что Случилось. Действительно, о нас чаще всего вспоминают только тогда, когда приходит беда. Это обидно с той точки зрения, что мы много говорим о безопасности, объясняем, разносим листовки, проводим учения, а люди тем не менее не придают значение собственной безопасности. Они вспоминают о ней уже тогда, когда что-то негативное произошло с ними или близкими. Обидно за тех сотрудников, которые сначала пытаются донести до людей важность обеспечения безопасности, а затем вынуждены рисковать жизнью, спасая их.</p> <p>Обидно, что их не слышат. Обидно, что, когда я иду просить повышение заработной платы для сотрудников, многие воспринимают это так, будто я иду выбивать повышение зарплаты для себя. Этого я не понимаю и никогда не пойму. Раз я, как министр, наделен полномочиями решать социальные вопросы, конечно, я всеми силами буду стараться, чтобы жизненные условия наших сотрудников улучшались.</p> <p><strong>&ndash; Какие задачи ставит ваше ведомство на 2023 год?</strong></p> <p>&nbsp;&ndash; В идеале, хорошо было бы добиться того, чтобы чрезвычайных ситуаций вообще не было, но это, к сожалению, не подвластно ни министру по ЧС, ни кому-либо другому. Хотелось бы сократить количество ЧС и, соответственно, минимизировать человеческие жертвы. У нас есть хороший пример из уходящего года: нам удалось снизить число жертв на водоемах, прежде всего среди детей, почти на 40%. Необходимо стремиться к подобным показателям и по другим направлениям. И, конечно, важные цели &ndash; добиться повышения заработной платы для личного состава, увеличить материально-техническое оснащение. К заветным мечтам отнес бы организацию новых подразделений, строительство пожарных частей и создание морского отряда на Каспии.</p> <p><strong>&ndash; Говорят, у министров совсем не остается времени на отдых. Получается ли у вас найти его? Как проводите свободное время? Есть ли у вас хобби? </strong></p> <p>&ndash; Когда выдается возможность, могу почитать какой-нибудь новый бестселлер или аналитическую литературу. Сейчас, например, читаю книгу, в которой сопоставляется добро и зло. Это размышление о том, что человечество проживает тот период, когда идет борьба между черным и белым. Понятно, что мы всегда хотим, чтобы добро побеждало, но не всегда это возможно. Поэтому нам самим необходимо из черного сделать белое. Есть, к примеру, злой человек, но, когда ты понимаешь причину его злости, у тебя есть возможность направить его напор и энергию в позитивное русло, чтобы в итоге получилось добро. Вот такая литература иногда попадается. Очень интересно читать, осознавать и в дальнейшем применять на практике. Если есть свободное время, стараюсь провести его с детьми, внуками. Могу выбраться на хоккей &ndash; поболеть за любимую команду "Барыс", выплеснуть эмоции. Далеко не всегда удается попасть в ледовый дворец по причине работы, но, если есть возможность, хожу на игры с удовольствием.</p> <p><strong>&ndash; Юрий Викторович, что бы вы пожелали казахстанцам в канун наступающего 2023 года?</strong></p> <p>&nbsp;&ndash; Пожелаю всем встретить новый год в кругу семьи, близких людей, с радостью и надеждой. Чтобы поменьше было чрезвычайных ситуаций. В канун Нового года у нас, к сожалению, очень часто прибавляется работы, потому что многие неправильно запускают фейерверки, которые к тому же могут быть куплены неизвестно где. Прошу не допускать подобных чрезвычайных ситуаций и всегда быть бдительными. Особое внимание уделите детям, чтобы их шалости не привели к печальному исходу.</p> <p>Беседовал Артем Деньгин</p> <p>https://www.nur.kz/society/2003171-zavtrak-s-ministrom-glava-mchs-rasskazal-ob-avarii-v-ekibastuze-lesnyh-pozharah-i-zarplatah-spasateley/</p>

Еще новости региона